Где то лаяли собаки в затухающую даль

Опубликовано: 17.05.2022

К какому спектаклю Шпаликов сложил нетленку "Тихо лаяли собаки. "?

Лают бешено собаки
В затухающую даль,
Я пришел к вам в черном фраке,
Элегантный, как рояль.
Было холодно и мокро,
Жались тени по углам,
Проливали слезы стекла,
Как герои мелодрам.
Вы сидели на диване,
Походили на портрет.
Молча я сжимал в кармане
Леденящий пистолет.
Расположен книзу дулом
Сквозь карман он мог стрелять,
Я все думал, думал, думал -
Убивать, не убивать?
И от сырости осенней
Дрожи я сдержать не мог,
Вы упали на колени
У моих красивых ног.
Выстрел, дым, сверкнуло пламя,
Ничего уже не жаль.
Я лежал к дверям ногами -
Элегантный, как рояль.

Возможно ли, что "песня из пьесы" - фигура речи? Не было никакой пьесы? Как проверить?

Когда я влюбилась в этот шедевр, он НЕ звучал на мотив "Мой костёр в тумане светит". Помогите найти другую, не могу тут спеть - какую. Другую.

Дорогие люди! Наташа дала ссылки на очень трогательные воспоминания о Геннадии Шпаликове (это помимо удивительной находки спектакля! ) - первого ноября вспомним его.

Одно из убивших Гену обстоятельств было глухое неприятие его "Долгой счастливой жизни".

Наташа, большое Вам спасибо! Стас Сорокин поёт.. . почти мою песню. :)

И ещё. Вы заметили? В душещипательной исторьи с собаками таки он лежал вперёд ногами, а вовсе не я, обессмысливающее сюжет!

И это тоже Наташина находка!


Я нашла ещё три вариации этой песни на сайте "Музей шансона", причем два варианта с начальными словами "Тихо (Глухо) лаяли собаки. " оказались в разделе "Устами народа".

Думаю, это не суть важно, поскольку сюжет и ключевая фраза "Элегантный, как рояль" присутствуют
во всех вариантах. . Частенько полюбившиеся песни становятся народными и авторский текст
изменяется. К слову о песнях, ставшими "народными":
В поисках ответа, вдруг увидела строчки "Городок провинциальный. Летняя жара. "
Напевая "Рио-Риту", никогда не задумывалась о том, что автором слов является Шпаликов.

К сожалению, мне не удалось раздобыть в интернете текста этой сказки,
зато нашла песню в исполнении Стаса Сорокина. Запись 60-х годов прошлого века. Необычайно манерное исполнение, с лёгкой усмешкой.

О чудесная Наталие! :)
Благодарю Вас! Спасибо, что заглянули в гости и выручили блестящий ответ тёзки. Нетленка про элегантный рояль в исполнении Сорокина тронула ли Ваше сердце? :-))

Личные блоги

+17 SHAPI_KAZANISH (Къазаныщ къумукъ тамгъа) / Хороший стих))

Лают бешено собаки

В затухающую даль,

Я пришел к вам в черном фраке,

Элегантный, как рояль.

Было холодно и мокро,

Жались тени по углам,

Проливали слезы стекла,

Как герои мелодрам.

Вы сидели на диване,

Походили на портрет.

Молча я сжимал в кармане

Расположен книзу дулом

Сквозь карман он мог стрелять,

Я все думал, думал, думал -

Убивать, не убивать?

И от сырости осенней

Дрожи я сдержать не мог,

Вы упали на колени

У моих красивых ног.

Выстрел, дым, сверкнуло пламя,

Ничего уже не жаль.

Я лежал к дверям ногами -

Элегантный, как рояль.

Вчера смотрел фильм оттуда)

5 декабря 2013 31

0 Alecto (Forever Inda) 6 декабря 2013 в 00:01

А вот и варианты этого же стиха

+1 Alecto (Forever Inda) 6 декабря 2013 в 00:01

1. Тихо лаяли собаки.

Тихо лаяли собаки
В затухающую даль.
Я явился к вам во фраке,
Элегантный, как рояль.

Вы лежали на диване,
Двадцати неполных лет.
Молча я сжимал в кармане
Леденящий пистолет.

Обращенный книзу дулом,
Сквозь карман он мог стрелять.
Я все думал, думал, думал:
Убивать? Не убивать?

Было холодно и мокро,
Тени жались по углам…
Обливали слезы стекла,
Как герои мелодрам.

Я от сырости и лени
Превозмочь себя не мог.
Вы упали на колени
У моих красивых ног.

Дым! Огонь! Сверкнуло пламя!
Ничего теперь не жаль…
Я лежал к двери ногами,
Элегантный как рояль.

0 SHAPI_KAZANISH (Къазаныщ къумукъ тамгъа) 6 декабря 2013 в 00:04

А, где вы его нашли он просто изумителен?))) на вооружение надо оба варианта взять))

0 Alecto (Forever Inda) 6 декабря 2013 в 00:08

А эти стихи мы читали еще в юности


Александр Галич, Геннадий Шпаликов
«За семью заборами»

Мы поехали за город,
А за городом дожди,
А за городом заборы,
За заборами – вожди.

Там трава несмятая,
Дышится легко,
Там конфеты мятные
«Птичье молоко».

За семью заборами,
За семью запорами,
Там конфеты мятные
«Птичье молоко»!

Там и фауна, и флора,
Там и галки, и грачи,
Там глядят из-за забора
На прохожих стукачи.

Ходят вдоль да около,
Кверху воротник.
А сталинские соколы
Кушают шашлык!

За семью заборами,
За семью запорами,
Сталинские соколы
Кушают шашлык!

А ночами, а ночами
Для ответственных людей,
Для высокого начальства
Крутят фильмы про блядей!

И сопя, уставится
На экран мурло.
Очень ему нравится
Мерелин Монро!

За семью заборами,
За семью запорами,
Очень ему нравится
Мерелин Монро!

Мы устали с непривычки,
Мы сказали: – Боже мой!
Добрели до электрички
И поехали домой.

А в пути по радио
Целый час подряд
Нам про демократию
Делали доклад.

За семью заборами,
За семью запорами,
Там доклад не слушают –
Там шашлык едят!
(с)

0 SHAPI_KAZANISH (Къазаныщ къумукъ тамгъа) 6 декабря 2013 в 00:11

+1 Alecto (Forever Inda) 6 декабря 2013 в 00:02

А ночью лаяли собаки,
А ветер гнал куда-то вдаль,
А я пришел к вам в черном фраке
Весь элегантный, как рояль.

А вы сидели на диване,
А двадцати неполных лет,
А у меня был на кармане,
А заряженный пистолет.

А пистолет был кверху дулом
И приготовленный стрелять,
А я смотрел на вас и думал,
И решил вас убивать.

Я говорил спокойным тоном
И нажимая на курок.
А вы упали вниз со стоном,
А мне за это дали срок.

А на далеком Магадане
Прошло уже немало лет,
А там никто не носит фраки,
Никто не носит пистолет.

А больше я не хулиганю,
Теперь я старый и больной.
Но этот образ на диване
Всегда останется со мной.

0 SHAPI_KAZANISH (Къазаныщ къумукъ тамгъа) 6 декабря 2013 в 00:05

Это блатная версия))

0 dager777 (Дагер 777) 6 декабря 2013 в 00:09

почему блатная..самая востребованная..))в наше время..они герои..нашего времени..

0 SHAPI_KAZANISH (Къазаныщ къумукъ тамгъа) 6 декабря 2013 в 00:13

В блатняке есть , что то прикольное) и в наше время не плохо знать жаргончик (хотя бы , чтоб на понт не взяли)) . Но лучше пусть блатняк в песнях останеться , чем в обиход войдет

+1 Alecto (Forever Inda) 6 декабря 2013 в 00:17

В то время многие диссиденты писали такого рода стихи ..
Время тюрем и лагерей

Галича тогда читали все .

Не хочу посмертных антраша,
Никаких красивостей не выберу.
Пусть моя нетленная душа
Подлецу достанется и шиберу!
Пусть он, сволочь, врет и предает,
Пусть он ходит, ворон, в перьях сокола.
Все на свете пули – в недолет,
Все невзгоды – не к нему, а около!
Хорошо ему у пирога,
Все полно приязни и приятельства –
И номенклатурные блага,
И номенклатурные предательства!
С каждым днем любезнее житье,
Но в минуту самую внезапную
Пусть ему – отчаянье мое
Сдавит сучье горло черной лапою!

0 AA (Али Алиев) 6 декабря 2013 в 00:19

Этот вариант притянул мой глаз

0 Alecto (Forever Inda) 6 декабря 2013 в 00:22

Галич это теееема ..

ПЕСНЯ О СИНЕЙ ПТИЦЕ

Был я глупый тогда и сильный,
Все мечтал я о птице синей,
А нашел ее синий след –
Заработал пятнадцать лет:
Было время – за синий цвет
Получали пятнадцать лет!
Не солдатами – номерами,
Помирали мы, помирали.
От Караганды по Нарым –
Вся земля, как один нарыв!
Воркута, Инта, Магадан!
Кто вам жребий тот нагадал?!
То вас шмон трясет, а то цынга!
И чуть не треть зэка из ЦК.
Было время – за красный цвет
Добавляли по десять лет!
А когда пошли миром грозы –
Мужики на фронт, бабы – в слезы!
В желтом мареве горизонт,
А нас из лагеря, да на фронт!
Севастополь, Курск, город Брест…
Нам слепил глаза желтый блеск.
А как желтый блеск стал белеть,
Стали глазоньки столбенеть!
Ох, сгубил ты нас, желтый цвет!
Мы на свет глядим, а света нет!
Покалечены наши жизни!
А, может, дело все в дальтонизме!?
Может, цвету цвет не чета,
А мы не смыслим в том ни черта?!
Так, подчаливай, друг, за столик,
Ты дальтоник, и я дальтоник…
Разберемся ж на склоне лет,
За какой мы погибли цвет!

Г. Шпаликов Глухо лаяли собаки Deutsch

Глухо лаяли собаки
В затухающую даль,
Я явился в чёрном фраке,
Элегантный, как рояль.

Вы лежали на диване,
Походили на портрет.
Молча я сжимал в кармане
Леденящий пистолет.

Расположен книзу дулом
Сквозь карман он мог стрелять,
Я всё думал, думал, думал -
Убивать, не убивать?

Было холодно и мокро,
Жались тени по углам,
Проливали слёзы стекла,
Как герои мелодрам.

И от сырости осенней
Дрожи я сдержать не мог,
Вы упали на колени
У моих красивых ног.

Выстрел, дым, сверкнуло пламя,
Ничего уже не жаль .
Я лежал к дверям ногами -
Элегантный, как рояль.

In die abgeklungne Weite
Bellte stumpf ein Hundetier,
Ich erschien, in Frack gekleidet,
Elegant, wie ein Klavier.

Sie – in Struempfen feiner Masche -
Bildertaugliches Motiv.
Schweigend hielt ich in der Tasche
des Revolvers kalten Griff.

Schiessen konnt' ich durch die Kleidung,
Dafuer brauchte ich kein Licht,
Musste mich nur noch entscheiden,
toet' ich, oder toet' ich nicht?

Kaltes Zimmer war am Gaehnen,
Trostlos hing ein Regenschirm,
Graue Fenster gossen Traenen,
Wie in einem Trauerfilm.

Um die Fassung musst' ich ringen,
Und ich dachte nur: „Oh, nein!“,
Als Sie in die Kniee gingen
Vor mein wunderschoenes Bein.

Dumpfer Schuss und helle Flamme,
Keine Reue, keine Gier .
Ich lag ruhig, strack und stramme,
Elegant, wie ein Klavier.

Einfach toll! Leicht und witzig, wie bei Spalikow:) Schoenen Dank!

Спасибо большое, Наталья! Очень рад Вашему отзыву.
И знакомству.

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Собаки лаяли.

Тихо лаяли собаки
В затухающую даль.
Я пришёл к тебе во фраке
Элегантный, как рояль.

Это дурацкое четверостишие въелось в память с юных лет, хотя вторая строчка не выдерживает никакой критики: что ещё за "затухающая даль"? Может быть, имелся в виду закат? Наступление сумерек? Не знаю, но этот стишок мирно уживается в памяти рядом с образцами классической поэзии.

В ту ночь собаки лаяли громко. Причём, очень. Я ворочалась с боку на бок, укрывалась одеялом с головой, затыкала уши ладонями, - ничего не помогало! Собакам приспичило выяснять отношения именно в эту ночь, а спит там кто-то или не спит, их абсолютно не волновало.

Отчаявшись, я решила применить последнее средство - ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ. Есть такой способ в науке СИМОРОН. Ты придумываешь себе новое имя, которое помогает тебе или в данной конкретной ситуации, или вообще в жизни. Только долго думать не надо, лучше принять первое, что в голову придёт. Почему-то всё во мне сжалось подобно пружине, и выскочило имя - ТА, КТО ВЕСЕЛО ОБЛАИВАЕТ ВЕЛОСИПЕД. Это что же такое? Я, значит, уподобляюсь пустобрёхам на улице?! То есть, я как бы вливаюсь в их стаю?

Что ж, я всё же решила попробовать это дикое имя и начала повторять:"Я та, кто весело облаивает велосипед, я та, кто весело облаивает велосипед, я та, кто. ". Продолжить мне не дала абсолютная тишина, воцарившаяся, похоже, на всей Земле! ТИШИНА. Собаки замолчали все разом, будто их всех одновременно отправили в космической ракете на Марс.

Вот так имя! Вот так СИМОРОН! Читала я , конечно, что это наука об управлении собственной жизнью, но впервые вот так, на собственном опыте убедилась в правдивости её постулатов.

Теперь, если парочке собак вздумается вяло залаять посреди ночи, я тут же произношу своё новое имя - и наслаждаюсь тишиной, которую подарила себе сама.

Талантливый был человек-Г.Шпаликов.О нем мне рассказывал Гриша Горин.С ним и его женой Любой мы общались много лет.Гриша и вынимал его из петли.
А теперь и Гриша ушел,не дожил,не дописал.
Спасибо за рассказ,вызывающий хоть и грустные ассоцияции,но это воспоминания о дорогих людях.
А кто-то говорил,что пока мы помним-люди живы.
С уважением Майя Уздина.

Спасибо огромное, дорогая Майя Владимировна, за Ваше неравнодушие! С Вами очень интересно общаться, у Вас молодая душа.

Из прошлого с любовью

Но, во-первых, дети военной поры взрослели быстрее. А во-вторых, - и это гораздо важнее, - Ливанов измеряет свой путь от роддома им. Грауэрмана до поступления в Щукинское не в единицах времени, а в событиях, впечатлениях, встречах, помогавших мужанию сердца и ума.

Это первая книга из задуманной автором мемуарной трилогии "Эхо одного тире". Вероятно, имеется в виду остающееся от каждого человека тире (хотя от кого-то не только оно) между двумя датами, в котором, собственно, и заключена вся жизнь.

Ностальгии по детству я не испытываю

До сих пор вы занимались художественной прозой - писали повести, рассказы, эссе. Что побудило вас обратиться к мемуарному жанру?

Василий Ливанов: Наверное, возраст. Я стал писать воспоминания. Вторую книжку назову "Найти самого себя". Она расскажет о пути в профессию. А третья будет говорить о призвании, из которого рождается профессия. Иногда спрашивают: на каких трех китах стоит ваша жизнь? Моя жизнь, во-первых, стоит на вере в Господа Бога нашего Иисуса Христа. Во-вторых, на моей семье. В понятие семьи я включаю не только свою жену, детей, внуков, но и близких людей, годами проверенных дружбой. А третий кит - моя профессия.

Пытаясь обозначить жанр своей книги, вы пишете в предисловии: "Это не беллетристика и не дневниковые записи. Это свидетельства моей родовой памяти, мое восприятие прошлого. " В какой мере эти свидетельства достоверны, нет ли в них некоторой ретуши? Ведь на первой странице вы сами себя заклинаете: "Не сочиняй, только не сочиняй, хотя тебе было бы так проще, легче".

Василий Ливанов: Я действительно ничего не сочинил и не приукрасил.

Вы могли это сделать невольно. Мне кажется, любые воспоминания о первых годах жизни редактируются ностальгией по детству. И какова тогда степень их правдивости?

Василий Ливанов: Никакой ностальгии по детству я не испытываю. Я написал о том, что очень хорошо помню. Это мои личные воспоминания и моих близких. Я одарен очень хорошей памятью. И в книге я рассказал о том, что помню совершенно отчетливо.

Все же для прозы non-fiction ваши воспоминания слишком беллетризованы, в них чувствуется тщательная литературная отделка.

Василий Ливанов: Я в этом не виноват, я по-другому писать не умею. В конце концов я считаю себя профессиональным литератором, много лет назад даже вступил в Союз писателей. Мне давали в него рекомендацию Валентин Петрович Катаев и Борис Николаевич Полевой, потому что я публиковался в журнале "Юность", где они оба в разное время были главными редакторами. Повесть "Агния, дочь Агнии. Сказание о скифах" вообще печаталась с предисловием Катаева. Я был в ужасе, когда редактор отдела прозы Мэри Лазаревна Озерова сказала мне, что отправила мою повесть на рецензию Катаеву. Я подумал: ну всё, конец. И вдруг Валентин Петрович мне позвонил и сказал: "Вы можете ко мне приехать?". Я поехал к нему на дачу в Ново-Переделкино. Он меня принял. И потом дал свой рукописный отзыв на мою повесть. В нем было сказано, что в нашу литературу вошел мастер. Естественно, я был счастлив. Провожая меня у калитки, Валентин Петрович произнес: "Знаете, Вася, если бы мне не понравилось, я бы ничего не написал, и для дальнейшей судьбы вашей повести этого было бы достаточно". Я понял, на краю какой пропасти я стоял. Вот такая история.

В книге тоже немало подобных историй. И все они даже в деталях правдивы?

Василий Ливанов: Абсолютно.

А ваш разговор с Брежневым?

Василий Ливанов: Когда я потерял отца, я был в ужасном состоянии, из которого не мог выйти несколько дней. Я не мог ни пить, ни есть, способен был только курить. Башка работала, как отлаженный механизм. Она фиксировала всё: каждый звук, каждое слово. Поэтому разговор с Брежневым я запомнил до оттенков интонации. Он позвонил: "Василий Борисович. примите наши глубокие соболезнования. Скажите, что мы можем для вас сделать?". Я сказал: "Верните мне моего отца. Можете?"

Чтобы так ответить Брежневу, надо было, наверное, набраться духу .

Василий Ливанов: Понимаете, я никогда не чувствовал робости перед должностями. Потом, я - беспартийный, как мой отец и дед. У Зощенко сказано: ". беспартийный черт знает с какого года". Ну, и кроме того, я вырос в доме, где в гостях у моего отца бывали такие исполины, как Качалов, Алексей Толстой, Чкалов, Пастернак. У нас, в Щукинском училище, преподавал русскую литературу профессор Григорьев. Однажды, читая лекцию о Чехове, он сказал: "Антон Палыч призывал нас по капле выдавливать из себя раба". Я с места произнес: "А если во мне нет раба, то что мне из себя выдавливать?". Он оглядел аудиторию: "Кто это сказал?". Я встал. Он пристально посмотрел на меня, потом сказал: "Странный юноша. Садитесь". А после лекции подозвал меня и спросил: "Вы своих предков знаете?" - "Да. Со стороны отца это ушкуйники, симбирские казаки, а со стороны матери - викинги". - "Нет, нет, с меня хватит и ушкуйников".

Отец дружил с Булгаковым

Книга полна воспоминаний о выдающихся людях, которые бывали в вашем доме. Я думал, в этом контексте вы что-то расскажете и о Булгакове, но о нем почему-то нет ни слова. Хотя ваш отец наверняка был с ним знаком. Как минимум по МХАТу.

Василий Ливанов: Как-то так получилось, что в нашем доме Булгаков не был. Но отец с ним дружил. У меня сохранилась книжка, надписанная отцу Булгаковым. Булгаков очень ценил моего отца. Ценил за талант, за юмор. Говорят, что "Театральный роман" он начал писать, посмотрев рисунки моего отца. Некоторые персонажи будто скопированы с этих рисунков. Когда роман был напечатан в журнале в 1960 году, отец его прочел и, узнав в Иване Васильевиче Станиславского, сказал: "Ну, не смог Михаил Афанасьевич простить Станиславскому опеки!". Хотя, мне кажется, Булгаков прекрасно понимал, что, не будь Станиславского, не прикрывай он его от гнева властей, обстоятельства его жизни могли бы сложиться значительно хуже.

Меня всячески оттаскивали от актерства

Как сын народного артиста СССР, вы ощущали особое к себе отношение в школе, во дворе?

Василий Ливанов: Никакого особого отношения я не ощущал. Да его и не было.

А при поступлении в Щукинское вам зачлось, что вы сын Ливанова?

Василий Ливанов: Ни малейшим образом. Более того, отец не хотел, чтобы я стал актером. Меня всячески оттаскивали от актерства. Боялись фамильной инерции: дед актер, отец актер. Ну, поступлю я на актерский, а потом мне не хватит способностей и хорошим артистом я не стану. Кого тогда буду винить? Всех, кроме самого себя. Сознание профессиональной несостоятельности делает человека несчастным. Отец, естественно, не хотел для меня такой судьбы. Поэтому я сдал экзамены в Институт имени Сурикова. И вдруг понял, что без актерства не проживу, просто не вижу своей жизни без актерства. И я пошел в Щукинское училище. Хотел поступить на постановочный факультет и выучиться на театрального художника. Но оказалось, что на этот факультет приема нет, а есть вакансия на актерском. Я пришел, меня педагоги прослушали. После этого я счастливый явился домой и объявил, что поступаю. Отец сказал: "Стой здесь, никуда не уходи". Подошел к телефону и позвонил своему другу Рубену Симонову: "Васька пришел и сказал, что он поступает в ваше училище. Рубен, я тебя прошу, прослушай его, и если в нем нет явных способностей, гони в шею". В назначенный день мне позвонила секретарша Рубена Николаевича и сказала, что меня ждут в Вахтанговском театре. Я явился. Прослушивание происходило в кабинете Рубена Николаевича. Сидел он сам, а также Андрей Львович Абрикосов, Галина Алексеевна Пашкова, еще двое-трое знаменитостей - я был в полуобмороке и не запомнил всех. Полтора часа меня гоняли по русской поэзии. Благо, я очень люблю поэзию и знаю ее. Я начал с Пушкина, потом был Блок, потом Маяковский, потом Пастернак. Часа полтора продолжалось это испытание. Наконец, Рубен Николаевич сказал: "Спасибо, до свидания". Когда я, весь выжатый, вернулся домой, отец сказал: "Звонил Рубен, сказал, что ты на верном пути". С того момента отец перестал интересоваться моей подготовкой к актерской работе. На втором курсе я написал инсценировку "Трех толстяков" Олеши. Мы делали самостоятельный спектакль, который потом вышел на дипломный показ наравне с профессорскими постановками. И вот этот спектакль отец пришел смотреть. Вообще же моей учебы в театральном для него как бы не существовало. Он боялся своего влияния, не хотел его.

Я не принадлежал к "золотой молодежи"

С кем вы в детстве дружили?

Василий Ливанов: Это были ребята с нашего двора, а еще мои товарищи по школе: Гена Гладков, Митя Урнов. Они и сейчас большие мои друзья. Оба знамениты: первый - как композитор, второй - как писатель, литературовед. Потом, когда я стал учиться в художественной школе, к ним прибавился Мирон Лукьянов, ставший впоследствии известным плакатистом.

Вы принадлежали к "золотой молодежи"?

Василий Ливанов: А что это такое?

Ну, по тем временам это папина "Победа", ресторан "Метрополь", заграничные шмотки.

Василий Ливанов: На папиной "Победе" я ездил уже человеком, имеющим определенное общественное и профессиональное положение. Мне к тому времени исполнилось тридцать лет.

Кончаловский входил в ваш ближний круг?

Василий Ливанов: Андрон - друг детства. В конце войны наши мамы договорились и собрали во дворе детей, устроили из нас такую группу. Мы перемещались из квартиры в квартиру, неделю играли у одних, неделю у других. Это продолжалось около года.

Погодите, Михалковы жили на Воровского, а вы - на улице Горького.

Василий Ливанов: Они тогда жили здесь, в нашем доме, в дальнем подъезде. На Воровского потом переехали.

Это Андрон вас позже познакомил с Геннадием Шпаликовым?

Василий Ливанов: Он. Я знал, что есть такой Шпаликов, который пишет замечательные стихи: "Тихо лаяли собаки в затухающую даль. / Я пришел к вам в черном фраке / элегантный, как рояль". Это были его первые стихи, которые он пел под гитару. Однажды я пришел на "Мосфильм" и увидел, что около будки, где выдавали пропуска, стоит парень в джинсах, черной кожаной куртке. Он привлек мое внимание. Затем я услышал, как он назвал свою фамилию, когда получал пропуск. Далее он пошел по своим делам на "Мосфильме", а я - по своим. А ближе к вечеру мне позвонил Андрон и говорит: "Приходи ко мне, у меня соберется очень интересная компания". Это уже на Воровского было. Я пришел, позвонил в дверь и мне открыл Шпаликов. Вот так мы и познакомились.

А с Тарковским вы были знакомы?

Василий Ливанов: Да. Замысел "Андрея Рублева" принадлежал мне. Я претендовал и на главную роль. Но пока я снимался в "Коллегах", Кончаловский и Тарковский написали сценарий, а меня поставили перед фактом. Прошло много лет, Андрон выпустил первую книжку воспоминаний, и в этой книжке он передо мной извинился.

Отказавшись еще раз сыграть Дзержинского, я навлек на себя неприятности

Поставленный Калатозовым и снятый Урусевским фильм "Неотправленное письмо", где вы впервые появились на экране, был выдающимся произведением, но, по сути, не получил проката и остался недооцененным. Вы стали известным актером после фильма "Слепой музыкант", где снялись вместе с вашим отцом Борисом Николаевичем Ливановым. А "Коллеги", где вы сыграли Сашу Зеленина, героя аксеновской повести, которой в ту пору зачитывалась вся страна, произвели фурор. После "Коллег" вы стали знамениты. Это потому, что вы создали типаж, какого прежде не было в советском кино?

Василий Ливанов: Возможно, еще и поэтому. После показа "Неотправленного письма" в Доме кино нам на квартиру позвонил Иван Переверзев. Отец взял трубку. Переверзев попросил позвать меня. Я подошел к телефону, и Переверзев сказал: "Ты создал новый типаж в нашем кино - интеллигента-очкарика".

На этот типаж был зрительский запрос?

Василий Ливанов: Думаю, был. Мне потом стали предлагать роли всяких очкариков. Я отказывался. Кино ведь вообще эксплуатирует типажи. После "Звезды пленительного счастья", где я сыграл императора Николая Первого, мне посыпались предложения играть царей. После Шерлока Холмса - играть англичан. А после сыгранного мной в "Синей тетради" Дзержинского позвонили из ЦК, сообщили, что сейчас запущены три фильма, где есть Дзержинский, и попросили меня сняться во всех трех. Сказали, что тогда я сразу получу народного артиста СССР. Я сказал, что Дзержинский - это не амплуа. И отказался. Чем навлек на себя массу неприятностей. Мне, например, зарубили звание заслуженного артиста. Вообще меня долго наказывали за этот отказ.

А чем вам был интересен Дзержинский в "Синей тетради"?

Василий Ливанов: Тем, что у Казакевича, по повести которого делалась эта картина, Дзержинский не "железный Феликс" в кавалерийской шинели до пят, а франт в соломенной шляпе. То есть совершенно другой Дзержинский, чем тот, к которому мы привыкли.

В Дон Кихоте чудовищная гордыня

У вас и Дон Кихот получился вызывающе не такой, каким мы его знаем по традиционным трактовкам. (В 1997 году Ливанов поставил по своему сценарию фильм "Дон Кихот возвращается", в котором сыграл главную роль. - В.В.). Ваш Дон Кихот - упертый "большевик", который хочет навязать свой образ жизни и свое понимание мира всему человечеству.

Василий Ливанов: Так оно и есть. Помните, "призрак бродит по Европе, призрак коммунизма"? Так вот, первый призрак коммунизма бродил по Европе в "Дон Кихоте" Сервантеса. Я не один год размышлял над этим романом. Думал: в чем секрет его долгожительства? А потом где-то прочитал, что "благородного рыцаря" и "мудреца из народа" придумали французские просветители, безбожники. Им нужны были такие персонажи. Хотя у Сервантеса сказано - "хитроумный Дон Кихот Ламанчский". Хитроумный - это уже не благородный. И потом, почему рыцарь? Он ведь не рыцарь, а просто начитался рыцарских романов. Начитался и решил, что он рыцарь. А еще решил, что он знает, как принести счастье человечеству. Это такое насильственное вмешательство в естественное течение жизни. Кроме того - навязывание всем своего женского идеала как идеологии: или ты сейчас же признаешь, что Дульсинея Тобосская - самая прекрасная женщина на свете, или я тебя сильно накажу, вплоть до смертоубийства. В Дон Кихоте чудовищная гордыня. А Санчо Панса? Он ослиный пастух, а никакой не мудрец из народа. Сообразительный, практичный мужичонка, который таскается с Дон Кихотом в ослепительной надежде, что его, ослиного пастуха, сделают губернатором. И такая трактовка обоих образов абсолютно соответствует тому, что написал Сервантес. Я назвал свой фильм "Дон Кихот возвращается", потому что Дон Кихот время от времени, вот уже четыреста лет, возвращается в каждого из нас.

Выйдя на экран в девяностые, фильм, вы считаете, оказался созвучен наступившей эпохе?

Василий Ливанов: Именно так. Тогда корреспонденты телевидения ходили по улицам и приставали к прохожим с вопросом: "Что бы вы сделали, если бы стали президентом?" И начиналось: "О, я сделал бы то-то и то-то, а еще вот это, а потом вон то. " И никто не сказал: "Да вы что, с ума сошли, какой из меня президент?!" "Если бы я был президентом" - это донкихотство. Все точно знают, как осчастливить человечество. Вот об этом моя картина.

Чудовищное поветрие - искалечить классику

Вы в театры сейчас ходите?

Василий Ливанов: Очень редко.

До МХТ от вашего дома две минуты ходу. Это если по Тверской, а если - двором, то минута.

Василий Ливанов: Не пойду. Неинтересно. МХАТ, или МХТ, как он снова теперь называется, превратился в коммерческий театр. Мне нечего там смотреть. Раньше театр был властителем дум, а сегодня. Чудовищное поветрие - искалечить классику, утвердить себя тем, чтоб как можно сильнее исказить автора. Ну что вы хотите, если в спектакле Большого театра Онегин стреляет в Ленского из охотничьего ружья. Когда много лет назад Ваня Бортник звал меня на "Мастера и Маргариту" в любимовский театр, я сказал: "Не пойду. Ну, неинтересно мне смотреть на Гелу с восемью сиськами". Он говорит: "Не с восемью, а с четырьмя". Я говорю: "Вот видишь, Ваня, я ошибся лишь наполовину".

Вы сейчас в чем-то напоминаете своего отца. В свое время он, мягко скажем, не приветствовал приход во МХАТ Олега Ефремова.

Василий Ливанов: Это неправда. Он не Ефремова не принял.

Разве? Вы же сами в вашей книге приводите язвительную реплику Бориса Николаевича: "Я никогда не мечтал работать в театре "Современник", тем более в его филиале".

Василий Ливанов: Да, он это сказал. Но я написал не о том, что мой отец не принял Ефремова, а о том, что Ефремов пришел во МХАТ утверждать художественные принципы, выстраданные им в театре "Современник". Эти принципы не совпадали с принципами, которые исповедывал МХАТ. Когда тогдашние власти попросили отца объяснить, в чем эстетика МХАТа расходится с эстетикой "Современника", он написал, что МХАТ основан на принципах реализма, а театр "Современник" - на принципах неореализма. И вот этих неореалистических принципов отец не принял. Именно принципов, а не Ефремова.

Благодаря потоку информации мир страшно уменьшился

Что удивляет, а может, и удручает вас в нынешней жизни?

Василий Ливанов: Знаете, Морис Метерлинк, знаменитый драматург, в начале войны эмигрировал в Америку, и, когда он сошел с пароходного трапа, на него набросилась толпа журналистов: "Скажите, что вас больше всего удивляет в современном мире?". Он сказал: "Больше всего меня удивляет то, что меня ничего не удивляет". Я могу ответить так же. Благодаря потоку информации мир страшно уменьшился. Все друг о друге много знают, а чего не знают - придумывают.

Вы вроде бы сторонитесь политики, не подписываете коллективных писем. Неужели никто никогда не пытался привлечь вас на свою сторону?

Василий Ливанов: Были такие попытки. Отбивался. Говорил, что в общественную деятельность я и так втянут как член правления Союза кинематографистов России, член президиума Национальной академии кино. Я занимаюсь общественной деятельностью по своей профессии. К этому надо относиться серьезно и не размениваться на суету.

Ссора.



Ну вот. Поздравьте.

Пират написал своё самое дурацкое стихотворение.
Надо бы хуже, да некуда. Таланту не хватило.

Я стоял, раздвинув ноги,
Руки за спину сведя.
Взглядом безусловно строгим
Вас, смущенную, сверля.

Вы краснели, Вы бледнели,
Беспокойный пряча взгляд,
И два слова еле - еле
Отвечали невпопад.

Получалось бестолково.
Ну а я, что было сил,
Рукава задрав, сурово
Всеми пальцами грозил!

И, надев свои сандали,
Повернулся, как стоял.
На коленях Вы рыдали.
В коридоре я рыдал.

Прикольно получилось Эдакое


Прикольно получилось
Эдакое попурри из "тихо лаяли собаки" , "Смуглянки" и еще чего-то .

Никаких на небе звезд нет – это просто миллион дыр,
И пробивается сквозь них свет – это светится другой мир.

+0 -0
  • Цитировать
  • Обратиться

Айседора пишет: тихо лаяли

тихо лаяли собаки

Лают бешено собаки
В затухающую даль,
Я пришел к вам в черном фраке,
Элегантный, как рояль.
Было холодно и мокро,
Жались тени по углам,
Проливали слезы стекла,
Как герои мелодрам.
Вы сидели на диване,
Походили на портрет.
Молча я сжимал в кармане
Леденящий пистолет.
Расположен книзу дулом
Сквозь карман он мог стрелять,
Я все думал, думал, думал -
Убивать, не убивать?
И от сырости осенней
Дрожи я сдержать не мог,
Вы упали на колени
У моих красивых ног.
Выстрел, дым, сверкнуло пламя,
Ничего уже не жаль.
Я лежал к дверям ногами -
Элегантный, как рояль.

Начало - варианты разные в Сети.

Смотритель Маяка.

+0 -0
  • Цитировать
  • Обратиться

Немного разрозненно, мол

Немного разрозненно, мол додумывайте события между картинками сами.

Лают бешено собаки


На плите свистели раки.
Знали, с пивом раков ем.
Но пришел к Вам в черном фраке,
В этот раз я не за тем.

Ну, какие в самом деле
Могут раки быть, когда
Вы, стройней виолончели,
Страстно шепчете: – О, да!

Был июль, но будто в марте,
Заорал соседский кот.
Я стоял любви на старте,
Без футляра, как фагот.

Комары жужжали, твари,
И кусали голый стан.
Скрипкой древней Страдивари,
Старый Ваш скрипел диван.

Делу – время, а беседе
Уделим потом мы час.
Барабанили соседи,
Барабаном в дверь не раз.

Вы шептали: – Тише, тише!
Ртом глуша мой контрабас.
Запищали дружно мыши,
В миг, когда затих на Вас.

Гнуса, что летал кругами,
Кончил я, козла не жаль!
Я лежал на Вас с ногами,
Элегантный, как рояль.

Скрипкой древней Страдивари,
Старый Ваш скрипел диван". (с)


Это не пародия, это просто дань уважения к творчеству kekca

Я начну о тет-а-тете
Нашем с Вами речи нить.
Я пришёл к Вам на рассвете,
Позабыв носки сменить.

Стал настраивать Вас сразу,
Вам крутил колкИ - соскИ,
Но как пели "Сектор Газа"
"Подвели меня носки". (с)

Старше скрипки Страдивари
Были два носка моих
Триста лет, наверно, паре
(Может больше) на двоих.

Аромат от них был труден,
Аромат был их не прост.
От фагота спрятав бубен,
Вы укрыли быстро нос

Под цветастым одеялом,
Лишь оставив щель для глаз.
Как же бубна не хватало
Для фагота мне от Вас.

Вы сказали мне: "Прощайте,
Уносите свой фагот.
А носки свои стирайте
Пару раз хотя бы в год!"

Оказался не в фавОре
Я в носках и без трусов.
Мой фагот поник от горя
На, примерно, шесть часов. (последние 2 строчки петь 2 раза)

Память в голове кусками -
Сотрясенье! Вот кусок:
Помню, били в лоб носками,
В темя били и в висок )

Кончил я - жду первый титр
(Титры быть должны в конце)
Тут в мой сложенный пюпитр
Муха врезалась Цеце.

Рассказать Вам в чём крамола? -
Без Цеце пришла печаль:
Пианино-то с Эболой -
Заразился наш рояль.

Как отлично поиграли.
Я надел привычно фрак.
Ну, а Вы мне прошептали:
То же мне. рояль в кустах.

А ночью лаяли собаки,
А ветер гнал куда-то вдаль,
А я пришел к вам в черном фраке
Весь элегантный, как рояль.

А вы сидели на диване
А двадцати неполных лет,
А у меня был на кармане
А заряжённый пистолет.

А пистолет был кверху дулом
И приготовленный стрелять,
А я смотрел на вас и думал,
И решил вас убивать.

Я говорил спокойным тоном,
И, нажимая на курок.
А вы упали вниз со стоном,
А мне за это дали срок.

А на далеком Магадане
Прошло уже немало лет,
А там никто не носит фраки,
Никто не носит пистолет.

А больше я не фулюганю,
Теперь я старый и больной,
Но этот образ на диване
Всегда останется со мной.

В Рот Компот.Лично.

Я ворваться на Пегасе
К Вам безудержно хотел,
Но вчера на "Юмор-штрассе"
Не в туда Пегас влетел.

Результат - нога больная,
Развернуться - не моги!
Элегантнее рояля -
Не найдёте без ноги.

Мне поломанную ногу
Не заменит Стас-Пегас
(К вдохновенному итогу,
С коим я лежу на Вас)

Всех Пегасов надо в конку.
Распоясался Пегас!
Въехал давеча в догонку
"Шевроле" мой ловелас

Фарой даже не успела
"Шевроле" моргнуть, мой гад
Разом сто кобылок смело
Поимел, простите, в зад ))

1. Потому, что держу равнение на китайца Лин Чен Ко (шутка);
2. Дай, думаю, ошибусь в слове, чтобы Лёху в гости заманить (не шутка).

Очки ннада? )) (с) (две Н в слове)

Рон, ты просто комаром ни разу не был, хоть крови много попил авторам Хохмодрома ))) В определенных климатических условиях (Африка, теплый и сырой подвал дома) комары жужжат круглый год. Но это не наш случай, конечно )) Косяк налицо. Январь - фтопку. Комары остаются )) Спасибо за улыбку ))

Где то лаяли собаки в затухающую даль

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Dec. 2nd, 2015

Чот я заколебался продираться срозь оналитегу икспердов "чья армия сильнее. "

- Мальчик, ты кого больше любишь: бабушку или папу?

Мальчик вспомнит кто последний раз чупучупс принёс и выдаст честный и взвешенный ответ.

Вот в к примеру Зимбабве может за неделю собрать 5 мильонов человек и даже по автомату каждому найдут. Они сильнее России?
Выковыривать их на их территории - дело не одного года без гарантий победы и т.д. А на территории Австралии?
Кончились войны масштаба W2W, а точнее ВОВ, и не было их больше с тех самых пор, нет и не будет больше прямых танковых сражений и не будут несколькомильонные армии бороться за высоты. И что считать победой?
Захват столицы? А зачем? Их же потом кормить нужно. Отъём территорий тоже. в большинстве случаев, на повестке дня не стоит.
Всех убить не получается (см. Афганистан, Ливию, Ирак, Сирию).
Т.е. всё дело именно в продвижении конкретных целей для достижения неких политических требований. Победил ли Израиль в нескольких последних своих военных проектах? Нет, хотя и не проиграли !
Победил ли СССР в Афганистане? Нет! Хотя и не проиграл.
Победили ли пиндосы где либо, за последние лет так 60?
Единственныя военныя победы, которыя всплывают в памяти за последний полувек - это война за Фолкленды и Грузия.

Кто сильнее: кит ил слон?

Сильнее ли вторая натовская армия Туреччины нежели армия России?
Стоп, назовите мне географически ТВД прямых контактов.
Да, сухопутная армия турция вполне себе многочисленна и грозна (хотя и с левыми танками). Но неужели кто-то подумал, что мы туда пойдём?
С введением С-300.400 про турецкую авиацию можно забыть навсегда. 3 боекомплекта. Всякие благоглупости про танковые марши на наши бвзы и флот из 30 переделанных фрегатов и корветов тоже. Ну если только они не соберуться всей кодлой в одном районе. Честно, не знаю насколько быстро каспийская флотилия вкупе с черноморской могут отреагировать в таком случае, но результат вычисляем.
Что остаётся? Пехота? Да на здоровье! С переброской вертолётов-охотников и фронтовой авиациии вопросы снимаются.

Кто на кого охотится?

Учерась прошла новость, что две подлодки следят за крейсером "Москва". Эту новость можно сформулировать и по другому: "Крейсер "Москва" держит на мушке 2 турецкие подлодки".
Закрытие проливов. Читаем исходники: статьи 21, 22. Объявление войны. Нато и без всяких телодвижений после инцидента никуда не впишется, но после одностороннего объявления войны кому-либо по уставу не имеет права. Брюссель выдохнул!
После объявления войны (перекрытия проливов) "воюющая сторона" может безнаказанно подвести к ним флотилию и расширить пролив на ширину Стамбула.

Вот как-то так. Я даже пока не рассматривал дальнюю авиацию, атомные подлодки, ракеты и бог знает чего ещё.
Сравним армии США и России. Но перед этим ответьте, где встречаемся?
Для непонятливых: Открываем перед собой карту мира и воображаем, где расставляют пиндосы свои авианосцы.
Dixi/

Читайте также: