Чей конь того и воз

Опубликовано: 14.05.2022

Пословицы и поговорки о лошадях


Пословицы и поговорки о лошадях

Пословица – это народное изречение, содержащее пример жизненной ситуации и подсказку либо прямое указание на правильное решение. Поговорка является образным выражением, определяющим какое-либо явление жизни, и, в отличие от пословицы, лишена обобщающего поучительного смысла. Пословицы и поговорки были придуманы очень давно (наиболее ранние из них зафиксированы в древнерусских летописях XII в.) и также давно проверены временем, поэтому они воплощают в себе историю русского народа и его многовековую мудрость. А ведь поступая, как велит народная мудрость, трудно ошибиться. Главное понять, что говорит пословица или поговорка.

В этой статье я собрала пословицы и поговорки о лошадях. Конечно, мы понимаем, что образ лошади применяется в них как аллегория, ну и для остроты словца, конечно. Но для нас, конников, пословицы и поговорки и лошадях – это не только воплощение народной мудрости, но и источник знаний о бытности лошадей на Руси.

Пословицы и поговорки о лошадях:

  1. Без осанки и конь корова.
  2. В худого коня корм травить, что в худую корзину воду лить.
  3. Выше меры и конь не скачет.
  4. Дарованному коню в зубы не смотрят.
  5. Доброго коня и под старой попоной узнают.
  6. Если уж упасть, так с хорошего коня.
  7. Живая кляча лучше мёртвого рысака.
  8. Заносчивого коня постороже зануздывают.
  9. И конь спотыкается, да поправляется.
  10. И лошадка в хомуте везёт по могуте.
  11. И на доброго коня бывает спотычка.
  12. И на злую лошадь найдется узда.
  13. И резвому коню кнут нужен.
  14. И с сытой лошади тень тоща.
  15. И слепая лошадь везёт, коли зрячий на возу сидит.
  16. И у хорошего коня есть свои изъяны.
  17. К собаке сзади подходи, к лошади – спереди.
  18. Кляча и в золотой узде не конь.
  19. Когда нет лошади, и осел скотина.
  20. Конёво дело – телегу возить.
  21. Конь о четырех ногах, да и то спотыкается.
  22. Конь познаётся при горе / , а друг – при беде.
  23. Коня узнаешь в бою, а друга – в беде.
  24. Коня ячменём не испортишь.
  25. Кто в кони пошёл, тот и воду вози.
  26. Кто на борзом коне жениться поскачет, тот скоро заплачет.
  27. Леченая кобыла – не конь.
  28. Лошадка упряма, а везёт прямо.
  29. На вожжах и лошадь умна.
  30. На резвом коне жениться не езди.
  31. Не заводи седла, пока коня нет.
  32. Не имея лошади, не покупай хомута.
  33. Не хлещи кобылы, и лягать не станет.
  34. Незачем запирать конюшню, когда лошадь уже украдена.
  35. Непродажному коню и цены нет.
  36. Ночью все лошади вороные.
  37. Осторожного коня и зверь не берёт.
  38. От того парень с лошади свалился, что мать плохо посадила.
  39. Пока трава растёт, хилая лошадь околеет с голоду.
  40. Пугливый конь опрометчив.
  41. Резвого жеребёнка и волк не берёт.
  42. Сколь кобылке не брыкаться, а быть в хомуте.
  43. Старый конь борозды не портит.
  44. Степного коня на конюшне не удержишь.
  45. Счастье на коне, бессчастье под конём.
  46. Счастье не кобыла – в одну сторону не везёт.
  47. Счастье не лошадь: не везёт по прямой дорожке, не слушается вожжей.
  48. Усталому коню и сбруя тяжела.
  49. Хороший конь и под ветхой попоной виден.
  50. Думает, как конь над пустыми яслями.
  51. И на коне бывал, и под конём бывал.
  52. Молода лошадь, да норов стар.
  53. Сел на коня, забыл и отца.
  54. Сердита кобыла на воз, а прёт его под гору и в гору.
  55. Хороший конь от табуна не отстанет.
  56. Для ленивой лошади и дуга в тяжесть.
  57. Люблю серка за обычай: кряхтит, да везёт.
  58. На ретивого коня не кнут, а вожжи.
  59. Не в том сила, что кобыла сива, а в том, чтобы воду возила.
  60. Присвоила кобыла ременной кнут.
  61. Ретивому коню тот же корм, а работы вдвое.
  62. Был конь, да изъездился.
  63. Выла кобыла, что нет у нее свиного рыла.
  64. Идёт менка / на воронка.
  65. Из этого коня не вынукаешь рыси.
  66. Кабы на коня не спотычка, так ему и цены бы не было.
  67. Кабы соловому мерину чёрную гриву, был бы буланым.
  68. Кабы хвост да грива, так бы цела кобыла.
  69. Кнут коню не помощник.
  70. Кобыла с волком мирилась, да домой не воротилась.
  71. Кобыла с волком тягалась: один хвост да грива осталась.
  72. Кобылке брод, курице потоп.
  73. Кому кнут да вожжи в руки, а кому хомут на шею.
  74. Кто бывал на коне, тот бывал и под конём.
  75. Кто коней меняет, у того хомут гуляет.
  76. Кума с возу, кобыле легче.
  77. Либо корм жалеть, либо лошадь.
  78. Мерин гнед, а шерсти на нём нет.
  79. На чужого коня не разнукаешься.
  80. Надеючись и кобыла в дровки лягает.
  81. Надзором и лошадь сыта.
  82. Найди пегого коня, да чтоб был весь одной масти.
  83. Наскочила подкова на булыжник.
  84. Не в коня корм.
  85. Не в том сила, что кобыла сива, а в том, что не везёт.
  86. Не кстати рыжему мужику вороной конь.
  87. Не песнями коней кормят.
  88. Не по коню, так по оглоблям.
  89. Ночь-то темна, лошадь-то черна; еду, еду, да пощупаю, тут ли она?
  90. Овса полны ясли, а кони все исгасли.
  91. Перекором кобылка шею извертела, а из хомута не выбилась.
  92. Плох конь, коли не скачет, плох казак, коли плачет.
  93. Подкуй козла, лошадям легче.
  94. Полюбила кобыла хомут.
  95. Поневоле конь гужи рвёт, коли мочь не берёт.
  96. Похожа свинья на коня, только морда не такая.
  97. Пришей кобыле хвост.
  98. Ржёт, ровно кобыла на овёс.
  99. Седлай порты, надевай коня!
  100. Старый конь – на убой.
  101. Сытому коню и овраг нипочём, и гора – ровная дорога.
  102. Тощей лошади и хвост в тягость.
  103. У пустого корыта и кони грызутся.
  104. У собаки думка на хвосте, а у лошади в ушах.
  105. Укатали сивку крутые горки.
  106. Чешись конь с конём, а свинья с углом.
  107. Я не я, и лошадь не моя.
  108. Гладь коня мешком, так не будешь ходить пешком.
  109. Ешь, конь, сено, поминай красное лето.
  110. Конь тощой – хозяин скупой.
  111. Коню – овёс, а земле – навоз.
  112. Не гони коня кнутом, а гони овсом.
  113. Не ногами конь везёт, а брюхом.
  114. Осень на пегой кобыле ездит.
  115. Хотелось на коня, а досталось под конём.
  116. Худая кляча зря куда скачет.
  117. Чей конь, того и воз.
  118. Конь не свой – погоняй, не стой.
  119. Пожалел волк кобылу, оставил хвост да гриву.
  120. Целы ли сани, а лошади пропали.

Если Вы знаете еще какие-либо пословицы и поговорки о лошадях, поделитесь, ими, пожалуйста, в комментариях. Буду Вам очень признательна.

КОНЬ: значение слова

• 1. То же, что лошадь (преимущ. о самце). Боевой к. По коням! (кавалерийская команда; также перен.: призыв, распоряжение всем присутствующим ехать, отправляться; разг.). На коне (также перен.: чувствует себя победителем, уверен в себе). К.-огонь (о горячем и быстром коне). С чужого коня среди грязи долой (посл.). К. о четырёх ногах, да спотыкается (поел. о том, что ошибаться может каждый). Погоняй коня не кнутом, а овсом (посл.). Не в коня корм (о том, что не идёт на пользу кому-н.; прост.). К. не валялся у кого-н. (ничего ещё не начато, не готово; разг.; Пора начинать, а у них ещё и к. не валялся.).

• 2. В шахматах: фигура, изображающая конскую голову на высоко изогнутой шее. Ход конём (также перен.: о смелом, решительном действии).

• 3. Гимнастический снаряд для маховых упражнений и опорных прыжков - обитый мягким материалом длинный брус на ножках. Уп- ражнения на коне. * Коней на переправе не меняют - в решающий для дела момент не меняют ни планы, ни людей. II уменьш. конёк, -нька, м. (к 1 знач.), коник, -а, м. (к 1 знач.) и уменьш.-унич. коняшка, -и, м. (к 1 знач.). II прил. конный, -ая, -ое (к 1 знач.), конский, -ая, -ое (к 1 знач.) и конёвый, -ая, -ое (к 1 знач.). Конный завод. Конный спорт (разные виды спортивной верховой езды). Конский волос. Коневая юфть.

Толковый словарь Ефремовой
Толковый словарь В. И. Даля

Прежде всего, введите слово, значение которого Вас интересует. Затем пометьте галочкой словари, в которых это слово нужно искать. После этого нажмите кнопку "найти".

Если Вы не уверены в написании определенных букв в слове или Вам нужен поиск слова по маске, замените неизвестные (сомнительные) буквы символом _ (нижнее подчеркивание).

В том случае, если количество неизвестных (сомнительных) букв точно не определено (ноль и более), замените сомнительный участок слова символом % (процент).

C помощью онлайн-словаря Reword искали и находили значения слов:

Екатерина Барабаш о том, почему не стоит злоупотреблять крылатыми выражениями


Недавно в фейсбуке прогремела дискуссия: многодетная одинокая мать попросила у какого-то фонда помощи — ей отказали, намекнув, что у них на очереди семьи гораздо более неблагополучные. Женщина обиделась и написала открытое письмо в адрес фонда, где упрекнула его в несправедливости и излишней избирательности.

Но дело сейчас не в том, кто был прав, кто не прав в том споре. Куда интереснее оказалась дискуссия возбудившихся обитательниц фейсбука.

Дамы в порыве сомнительного единения накинулись на просительницу, приводя в пример при этом удивительный героизм собственной жизни.

«Я тоже мать-одиночка и тоже растила детей одна, но я ни у кого ничего не просила, зато вкалывала на трех работах», — пишет одна. «По-моему, лучше на панель идти, чем с протянутой рукой ходить», — дает неочевидный совет другая. «Прежде чем в постель ложиться, когда уже двое без отцов растут, — подумать бы надо, плодить ли нищету дальше», — призывает к воздержанию третья.

И через одну на разные лады известная цитата из «Мастера и Маргариты»: «Никогда и ничего не просите. Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут». Добавляя: «Как прекрасно сказал Булгаков…» Словно им сам Михаил Афанасьевич рассказал об этом за завтраком, как Кант Воланду — о шестом доказательстве существования Бога.

Это самое «Никогда и ничего не просите» с тех пор, как Булгаков стал легальным классиком, — одна из самых любимых цитат современного российского обывателя.

«Как сказал Булгаков…» Полноте — ничего подобного Булгаков не говорил. То есть он это написал, но не своими устами произнес эту эффектную тираду, а устами своего главного героя — Воланда. Дьявола. Сатаны. Может, конечно, и сам писатель ничего против такой максимы не имел, того нам уже не узнать никогда, но в «Мастере и Маргарите» эту любимейшую цитату произносит именно дьявол. Тот, про которого его вечный оппонент Иисус Христос (выведенный в романе под именем Иешуа) говорил: «Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи».

Сам же Христос стоял на другом — «Просите, и дано будет вам». Умение просить в христианстве очень важно — оно означает побежденную гордыню в самом человеке и стимулирует милосердие в другом.

Тот, кто умеет правильно просить, умеет и отдавать.

Похожая судьба у ставшей крылатой фразы «красота спасет мир». Думается, Достоевский в принципе был не из тех, кто верил в спасение красотой, а эту фразу произносит тоже вовсе не он, а князь Мышкин. Точнее, Ипполит Терентьев, это с его слов мы узнаем о мышкинской убежденности в силе красоты. «Правда, князь, что вы раз говорили, что мир спасет красота? Господа, — закричал он громко всем, — князь утверждает, что мир спасет красота! А я утверждаю, что у него такие игривые мысли, что он влюблен!» И потом, на протяжении всего романа, Достоевский шаг за шагом доказывает, что Мышкин был не прав. И красота, значит, мир спасти не сможет.

Интересна и судьба известного выражения «Когда я слышу слово «культура», я хватаюсь за пистолет», которое приписывают Геббельсу.

Кто-то, впрочем, уверяет, что эта демоническая фраза слетела с языка Геринга, кто-то грешит на Гейдриха. На самом же деле никто из них эту фразу, скорее всего, не произносил, а возвращенная в первоначальный контекст, она не только перестает выглядеть тем смысловым монстром, каким мы привыкли ее видеть, но даже приобретает противоположный смысл.

В 1933 году немецкий драматург Ханс Йост издал пьесу «Шлагетер». Действие происходит в 1920 году. В стране безработица, инфляция, нищета. На улице жестокий мороз. Рождественский вечер. Возле театра стоит нищий мальчишка, босой, в лохмотьях. Никто не обращает на него внимания. Нарядные люди идут мимо мальчика в театр, беседуя о великой культуре великой Германии. Когда они выходят после спектакля, на снегу лежит замерзшее тело ребенка. Персонажи переступают через него, продолжая высокоумную беседу. «Теперь, когда я слышу слово «культура», я хватаюсь за пистолет», — завершает свой рассказ герой пьесы, вспомнивший ту историю.

«У меня всю жизнь есть кредо: «Не верь, не бойся, не проси!» — пишет одна из сторонниц безопасного секса. — Я знаю, что могу рассчитывать только на себя». Ну что тут скажешь — молодец, конечно, только надо уметь заглядывать порой за слова, пытаться разглядеть их изнанку.

Красивым фасадом каждый похвастать умеет, а ты еще изнанку без узелков покажи.

Возмущенной даме, как и очень многим, видимо, невдомек, что «Не верь, не бойся, не проси!» — это тюремная истина, кредо настоящего зека. Один из волчьих законов зоны. «Не верь» — обманут, «не бойся» — затопчут, «не проси» — сочтут за слабость. Кодекс тюремного одиночества.

Кодекс этот был знаком каждому обитателю зоны, но познакомил общество с ним Варлам Шаламов в «Колымских рассказах». «Для того чтобы дружба была дружбой, нужно, чтобы крепкое основание ее было заложено тогда, когда условия, быт еще не дошли до последней границы, за которой уже ничего человеческого нет в человеке, а есть только недоверие, злоба и ложь. Дугаев хорошо помнил северную поговорку, три арестантские заповеди: не верь, не бойся и не проси», — так описывает Шаламов размышления героя в рассказе «Одинокий замер».

Позже этими же словами Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ» рассказывает об иерархии и системе отношений в лагере: «Наконец, существует сводная заповедь «не верь, не бойся, не проси». В этой заповеди с большой ясностью, даже скульптурностью отливается общий национальный характер зека».

Но зато звучит-то как поэтично — почти как тютчевское «Молчи, скрывайся и таи…».

К слову, если уж речь зашла о тюремной этике, — русская речь давно переполнена тюремным жаргоном. О том, что мы все довольно часто используем тюремную лексику, большинство из нас даже понятия не имеют. Новое поколение наверняка уже не знает, что такие слова, как «беспредел», «тащиться», «разборка», «перетереть», «фуфло», «базар», «западло» и множество других, — все это типичные примеры криминально-тюремной лексики.

Когда интеллигентная учительница говорит малышам-первоклашкам «Кончайте базар!», она и не догадывается, что говорит с подопечными по фене — блатной лексике

Слова вообще умеют удивительным образом мимикрировать. Интонация и контекст — два главных поводыря смысла. Умеешь пользоваться тем и другим — будут тебя слушать и будут тебе верить. Есть еще третий поводырь, он обычно прячется в тени, но силу имеет не меньшую. Это — неграмотность, незнание.

С каким жаром любит Никита Михалков, объясняя свою любовь к президенту, звать на помощь Евангелие. «Всякая власть от Бога», — веско напоминает он. И сразу хочется сжаться, устыдиться — все-таки, знаете ли, Священное Писание, не филькина грамота. Сколько раз Михалков произносил эту цитату, с каждым разом все больше чувствуя ее важность. И слушатели согласно кивали головами, и спорить было некому.

Вот убейте — похоже, не читал Михалков Евангелие целиком и внимательно. Если бы читал — знал бы, что на самом деле имел в виду апостол Павел в своем «Послании к Римлянам». Не имел в виду сподвижник Иисуса, что всякую власть следует любить и уважать.

Зачем из апостола, смелого несгибаемого бойца, дурака-то делать?

Во-первых, Павел имел в виду, что сама по себе власть придумана Богом во избежание хаоса в созданном им мире. Во-вторых, если взять славянский перевод Писания, наиболее близкий к греческому, «Несть бо власть, аще не от Бога» — то это значит «То не власть, что не от Бога». Если власти предержащие не следуют божьим заветам, то и не власти они вовсе. И таким властям подчиняться не следует.

Позже отцы церкви развили эту мысль апостола Павла. «Властям предержащим должно повиноваться, если только этому не препятствует заповедь Божия», — писал святитель Василий Великий. «Если какой злодей беззаконно восхитил сию власть, то не утверждаем, что поставлен он Богом, но говорим, что попущено ему. Изблевать все свое лукавство, как фараону, и в таком случае понести крайнее наказание», — рассуждает преподобный Исидор Пелусиот, ученик Иоанна Златоуста.

А Блаженный Августин высказывался и вовсе радикально: «Ежели власть приказывает нечто противное божественной воле — не слушайте власти». Так что в чем в чем, а в любви ко всякой власти хотя бы уж апостола Павла и отцов церкви записывать себе в соратники не надо бы — не тот это персонаж, кто хотел ближе к власти быть и местечко себе там застолбить.

«Народная мудрость» — коварная штука. Один раз купив себе индульгенцию, она уже властвует в наших мозгах подобно самой несменяемой власти.

Можно написать любую глупость и, добавив в скобках «латинская пословица», быть уверенным: поверят. Когда-то, стершись от времени и от переводов, потеряла свое окончание известная латинская поговорка «В здоровом теле здоровый дух» — так она выглядит сейчас и служит любимым орудием врачей, тренеров и назойливых родителей, таскающих своих детей по всевозможным спортивным секциям. У древних же римлян поговорка имела смысл прямо противоположный. «Mens sana in corpore sana – avis rara» — «В здоровом теле здоровый дух — редкая удача».

«Виновником» латинской поговорки считают Ювенала, который в одной из своих сатир писал: «Надо молить богов о том, чтобы дух здоровый был в теле здоровом». А ведь если всерьез вдуматься — какое отношение имеет здоровое тело к здоровому духу? Дух, как известно, веет где хочет, и порой в самом здоровом теле его как раз меньше всего.

А про здоровье есть еще одна известная латинская пословица — «In vino veritas». Истина в вине. Только вот продолжение куда-то кануло — «In vino veritas, in aqua sanitas». Истина-то, конечно, в вине, но здоровье — в воде. Противоречия, конечно, никакого, но русская реальность все-таки подмяла под свои приоритеты латинскую поговорку.

А вот пример посвежее и уже из наших широт. Услышав «первый парень на деревне», мы сразу представляем себе румяного тракториста в красной косоворотке, гармошкой и с выбивающимся из-под картуза соломенным чубом. Мечта и сладкие сны деревенских красавиц. Но и тут нам подсунули обрубленную поговорку. Изначально она звучит как «Первый парень на деревне, а в деревне — два двора». Образ румяного тракториста меркнет сам собой.

Занятно, как меняется на противоположное значение известной пословицы «Кто старое помянет — тому глаз вон», если вспомнить ее целиком: «…а кто забудет — тому оба».

Получается, что забывать-то старое негоже. Вот нас приучали да приучали, что дурное следует забывать, а народная мудрость против. Мудрость — она, оказывается, злопамятна. Правда, в меру. Или, скажем, народная нежность к старому коню, который борозды не испортит. Не испортить он не испортит, но и толку от него чуть. Целиком пословица звучит так: «Старый конь борозды не испортит, но и глубоко не вспашет». Так что сплошной лишний балласт этот старый конь, как оказалось, держать его можно лишь из уважения к старости.

Кстати, о конях, которые от работы дохнут. Вторая часть известной пословицы стыдливо канула в Лету, и ничего удивительного, ведь согласно нашим предкам: «От работы кони дохнут, а люди крепнут».

Многое мы отредактировали в народной мудрости, многое подогнали под современные реалии и под собственные представления (например, пословица «Работа не волк — в лес не убежит», изначально понимаемая как «Работу делать все равно придется, хочешь ты этого или нет», постепенно приобрела значение «Можно и не торопиться — никуда работа не денется»).

С расхожими цитатами из классиков и из Библии происходит то же самое — они неуклонно принимают тот смысл, какой в нем разглядели изначально и какой удобнее большинству.

Особенности фразеологических оборотов с номинантом «Лошадь» в русском и французском языке Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Питка Яна Артуровна

В статье раскрыты особенности фразеологических оборотов с номинантом « лошадь » в русском и французском языке . Рассматриваются случаи полного совпадения, а также отсутствия соответствующего фразеологизма в другом языке , случаи совпадения в содержании и расхождения во внешней форме.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Питка Яна Артуровна

Particularities of Phraseological Units with Nominee «Horse» in Russian and French Languages

Particularities of phraseological units with « horse » as nominee in Russian and French languages were clued in the article. Cases of full matches and the absence of phraseologism in other language , and also cases of match in content and differences in exterior form are considered there.

Текст научной работы на тему «Особенности фразеологических оборотов с номинантом «Лошадь» в русском и французском языке»

ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЯ И МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

Особенности фразеологических оборотов с номинантом «лошадь» в русском и французском языке

В статье раскрыты особенности фразеологических оборотов с номинантом «лошадь» в русском и французском языке. Рассматриваются случаи полного совпадения, а также отсутствия соответствующего фразеологизма в другом языке, случаи совпадения в содержании и расхождения во внешней форме.

Particularities of phraseological units with «horse» as nominee in Russian and French languages were clued in the article. Cases of full matches and the absence of phraseologism in other language, and also cases of match in content and differences in exterior form are considered there.

Ключевые слова: язык, культура, фразеология, фразеологизм, фразеологические выражения, пословицы, номинант, лошадь.

Key words: language, culture, phraseological, phraseological units, nominee, horse.

В статье раскрыты особенности фразеологических оборотов с номинантом «лошадь» в русском и французском языке. Рассматриваются случаи полного совпадения, а также отсутствия соответствующего фразеологизма в другом языке, случаи совпадения в содержании и расхождения во внешней форме.

Как известно, язык является сложным феноменом, который можно определить как важнейшую форму и средство общения и познания, как знаковую систему и способность к коммуникации особого рода. Внешний мир субъективно интерпретируется человеком, при этом язык является связующим звеном между внешним и внутренним миром человека, важным каналом трансляции менталитета представителей того или иного этноса, той или иной культуры [6]. Раздел теоретической лингвистики, изучающий устойчивые речевые обороты и выражения - фразеологические единицы какого-либо языка, называется фразеологией [1]. Термин «фразеология» был введен в 1905 году Ш. Балли, который обосновал ее как науку. Основы фразеологии, предмет и задачи ее исследования были в дальнейшем определены в работах академика В. В. Виноградова. Одним из ключевых вопросов фразеологии является определение фразеологизма. Фразеологизм (фразеологический оборот, фразема) - устойчивое сочетание

слов, в котором одно слово нельзя заменить другим. Ученые по-разному интерпретируют понятие фразеологизма и его свойств, однако наиболее последовательно выделяемыми различными учеными свойствами фразеологизма являются: воспроизводимость, устойчивость, сверхсловность, принадлежность к номинативному инвентарю языка [1]. По мнению Н.М. Шанского, одним из видов фразеологизма являются фразеологические выражения [5]. Фразеологические выражения, представляющие законченные предложения с утверждением, назиданием или выводом, называются пословицами и афоризмами, а в случаях, когда в них отсутствует назидание или имеются элементы недосказанности, - поговорками или крылатыми фразами [2].

Изучение культурных особенностей понятий, представленных фразеологическими единицами, в сопоставительном аспекте дает возможность выявить систему оценок и ценностей, необходимых для исследования межкультурных различий, своеобразие менталитета и миропонимания людей. Народные пословицы как вид фразеологизмов обладают большой общественной и познавательной ценностью, так как содержат лаконичные представления о жизни, обобщая повседневные наблюдения людей, их отношение к природе и животным.

Целью данной статьи является сопоставление номинанта «лошадь», представленного во французских и русских фразеологизмах.

Человек и лошадь на протяжении всего существования на Земле постоянно находились во взаимодействии. Лошади участвовали в освоении новых земель и стран, являлись незаменимыми помощниками человека в быту и сельском хозяйстве, с их помощью было налажено транспортное соединение между городами. Практическое применение лошади нашло также отражение и в культурной сфере общества. Образ лошади выражается средствами многих видов искусства, в частности, в художественных и фольклорных текстах разных жанров и во фразеологизмах.

Проанализируем семантические, лексико-стилистические и синтаксические особенности отдельных французских и русских фразеологизмов, объединенных общим концептом «лошадь». Одним из важных компонентов фразеологизмов является семантика (от греч. Semaino - означать и semanticos - означающий) - наука о значении. Семантика относится к наукам, имеющим междисциплинарный статус. В лингвистике она рассматривает все языковые уровни, связывая ее с такими науками, как философия, логика, психология, семиотика. Фразеологические единицы обладают широким семантическим объемом: они обозначают предметы, явления, состояния. Как известно, в семантической структуре фразеологического значения различают три аспекта: денотативный, сигнификативный и коннотативный. Рассмотрим особенности их выражения на примере французских фразеологизмов с номинантом «лошадь». Соотнесение фразеологической единицы с каким-либо референтом выражает денотативный аспект значения фразеологизма, в основе которого лежит смена денотата ис-

ходного сочетания и перенос его свойств на новый денотат, что вызвано частичным или полным семантическим преобразованием этого сочетания.

Среди французских и русских фразеологизмов, объединенных номинантом «лошадь», встречаются фразеологизмы, отражающие различные сферы жизнедеятельности человека, например, сферу конного спорта: «Jouer sur le mauvais cheval, miser sur le mauvais cheval» (Поставить не на ту лошадь). Данный фразеологизм выступает как пример профессиональной, в данном случае, конноспортивной терминологии.

старого гороха получается лучший овощной суп); «Tout bonnet la nuit est bon» (Для ночи подойдет любой спальный колпак); «Douffler comme un phoque» (Дышать как загнанная лошадь; Дышать как тюлень).

По мнению некоторых исследователей во французском языке синонимия развита гораздо больше, нежели в русском языке, в связи с чем необходимо отметить, что большинство данных фразеологизмов имеют множественное значение. Например: «Donner de la confiture auxcochons» (Не в коня корм; Метать бисер перед свиньями); «Chacun preche pour son saint (Чей конь, того и воз; Своя рубашка ближе к телу); «A chevaux mai-gres vont les mouches (а или aux)» (К тощим лошадям мухи липнут). Данный фразеологизм имеет такие значения как: «К мокрому теленку все мухи липнут», а также «На бедного Макара все шишки валятся».

Рифма как средство образования фразеологических единиц более характерна для русских фразеологизмов: «Не гони коня кнутом, а гони овсом»; «Сыпь коню мешком, так и не будешь ходить пешком». В некоторых случаях наблюдается одновременное присутствие рифмы как в русском, так и во французском фразеологизме, например: «Mariage prompt, regrets longs» (Кто на борзом коне жениться поскачет, тот скоро поплачет).

Рассматривая синтаксические особенности фразеологизмов в русской и французской лингвокультурах, отметим, что подавляющее число фразеологизмов в обоих языках выражены преимущественно полными предложениями, хотя в отдельных случаях имеют место обрывочные, неполные предложения, например: Cheval de bataille» (Тетя-лошадь); «Cheval de Troie» - (Троянский конь); «Le cheval aile» (Крылатый конь); «Cheval de (gros) trait» - (Ломовая лошадь); «Un cheval pommele» (Лошадь в яблоках).

Анализ фразеологизмов с номинантом «лошадь» в русской и французской лингвокультурах позволяет сделать следующие выводы. Нами было выявлено значительное сходство фразеологических единиц с номина-том лошадь в русской и французской лингвокультурах. Практически во всех французских и русских фразеологизмах присутствует сигнификативное и денотативное значение данных фразеологизмов. Как русские, так и французские фразеологизмы, объединенные номинантом «лошадь», носят преимущественно коннотативный семантический характер, включающий эмоционально-оценочные ассоциации, связанные, в свою очередь, с культурно-историческими особенностями. Фразеологизмы русской и французской лингвокультур, объединенные номинантом «лошадь», во многих случаях приписывая качества лошади человеку, включают некие нормы его поведения, акцентируют внимание на нежелательных поступках.

Как французские, так и русские фразеологизмы в большинстве случаев отражают заботливое отношение человека к лошади. Русские и французские фразеологизмы всегда связаны не только с бытом французского народа, но и с его историей, культурой с менталитетом и способом мышления. В них отражены определенные исторические события, а также реалии мифологического характера. Во французских фразеологизмах были обнаружены фразы, принадлежащие историческим личностям.

Во фразеологических оборотах русского и французского языков достаточно распространены случаи полного совпадения. Не менее часто встречаются случаи расхождений русской и французской фразеологии, в которых смысловой компонент фразеологизмов совпадает, но внешне выражается по-разному. Номинант «лошадь» во французском языке чаще, чем в русском, имеет переносный смысл, в связи с чем французский фразеологический оборот не находит себе эквивалента в русском языке. Большинство проанализированных фразеологизмов, включающих номинант «лошадь», имеют множественное значение, что раскрывает многозначность синонимов французского языка. Как русские, так и французские фразеологизмы, объединенные номинантом «лошадь», метафоричны и образны. В них распространены такие стилистические приемы, как антитеза, эпитет, повтор, сравнение, рифма, литота. Встречаются случаи взаимосвязи метафоры и гиперболы. Следует отметить, что и в русских и французских фразеологизмах, содержащих номинант «лошадь», одновременно присутствуют все стороны, подвергающиеся анализу в данной статье.

Изучение особенностей фразеологизмов в разных лингвокультурах является актуальным вопросом как для теории лингвистики, так и для методики преподавания иностранного языка. Фразеология, как и язык в целом, хранит не только национальные, но и интернациональные знания. Взаимосвязь этих знаний обусловлена общностью человеческой цивилизации и мышления людей, культурно-историческим наследием, а также постоянным взаимообогащением языков и культур.

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. - М.: Сов. Энциклопедия, 1966. - 608 с.

2. Бабкин А. М. Русская фразеология, ее развитие и источники. - Л., 1970.

3. Баранов А. Н., Добровольский Д.О. Аспекты теории фразеологии. - М.: Знак, 2008. - 656 с.

4. Ливанова Т.К., Ливанова М.А. Все о лошади. - М.: АСТ-ПРЕСС, 2002. - 384 с.

5. Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. - 3-е изд., испр. и доп. - М., 1985. - 160 с.

6. Зубкова Л.Г. Язык как форма. Теория и история языкознания. - М., 1999. - 237 с.

Значение слова « Конь »

м. стар. комонь, славянское. клюся, стар. арабс. фарь; лошадь; лошадь добрая, не кляча: на юге, сев. и в Сиб. редко говорят лошадь: жеребец или мерин, не кобыла; особ. верховая лошадь. Кляча воду возит, лошадь пашет, конь под седлом. Годовалый жеребенок, лоншак (от ланской, лони), иногда произн. лошняк, и путается с лошаком. По третьему году, стригун, остригают гриву, астрах. доган. Дикая лошадь, тарпан, а особый вид ее, киргизский, джигетай, кулан. | В шахматной игре, шашка вырезанная копем. | Верхний брус на кровле, под коньком; такой же продольный брус под кровлей или палубой речных судов, на стойках, от которого идут вроде стропил к бортам чоблоки. Он ходит конь конем, здоров, бодр. Царство без грозы - конь без узды, стар. Не конь везет, Бог несет. Конь не выдаст, и враг не съест. Помилуй (вынеси). Господь, коня и меня! Конь под нами, а Бог над нами, казачья. Жалеть коня, истомить себя. Конь мой, конь, ты мой верный друг! Конь мой вся моя надежда. Кто коней меняет, у того хомут гуляет. Если больной бредит дорогой (о дороге, о конях), то умрет. Конь воина обнюхивает, убитым быть. Конь копытом сдачи дает. Добр конь, да копыта отряхивает. Где конь ложится, тут и шерсть валится. Счастье не конь (не кляча): хомута не наденешь, или: не взнуздаешь. Кто в кони пошел, тот и воду вози. Счастье на коне, бессчастье под конем. Счастливый на коне, бессчастный пеш (или под конем). Хотелось на коня, а досталось под коня. Пропал конь, так и оброт в огонь! Увели коня, так возьмите и оброт. Куда конь с копытом. туда и рак с клешней. Весело коням, когда скачут по полям. Хорош конь, хорош и датина. Конь до коня, а молодец до молодца. Добрый конь не без седока (не без корму). Чей конь, того и воз. Даровому коню в зубы не смотрят. Непродажному коню и цены нет. С чужого коня и середи грязи долой. Спит, как коней продавши, напившись с могарычей. Заемщик на коне ездит, плательщик на свинье, ни с месга. Все люди на конях, а конный пеш. Прыгнул бы на коня, да ножки коротки. На коне сидит, а коня ищет. Волк коню не товарищ. Чешись конь с конем, а свинья с углом. Свинье коню и рылом под хвост не достать. Конь горбат, не мерину брат. Деньгами коня не купишь, а удачей. Бурого коня за рекой примечают. Купи коня, и хода твоя (хода даром). Конь с ходой, а хода с конем (идет, продается). Конь ко двору пришелся: суседко колтун сколтунил. Обойдешь, огладишь, так и на строгого коня сядешь. Стой конь, не шатайся, никому в руки не давайся! Конь, нога бела, 10 рублев: две ноги белы, 20 рублев; три ноги белы, 30 рублев; а четыре ноги белы, 4 рубля. Коню не верь - кобылью голову найдешь, и ту зануздай! Неверь жене в подворье, а коню в дороге. Не отведывай счастья (не надейся на счастье), не купи коня хрома! Не ржут други (кони), а лают! Кони ржут, к добру. Кабы на добра коня не спотычка, цены б ему не было! Конь без спотычк, корова без передою, да закром без переводу! Конь о четырех ногах, да спотыкается. Был конь, было и поезжено. Был конь, да изьездился. Одним конем всего поля не изъездишь. Выше меры и конь не скачет (не прянет). Усталому коню хомут не хомут, все неладно. Старый конь борозды не портит. Погоняй коня не кнутом (или гладь коня не рукою), а овсом. Доброму (или ученому) коню лишь плеть покажи. Не накормлен конь, скотина, не пожалован молодец, сиротина. Вола гущей откормишь, коня гущей раздуешь (распучишь). Сенным конем не ездить, соломеным конем не орать. Рабочий конь на соломе, а пустопляс на овсе. Корм коня дороже. В худого коня корм тратить, что в худую кадушку воду лить. Конь гнед, да шерсти на нем нет: передом сечет, зад волочет. Конь тощой - хозяин скупой. От хозяйского глаза и конь добреет. Сыпь коню мешком (холь, гладь коня мешком). так не будешь ходить пешком. Конь копытом бьет, удила грызет. Конь бежит. земля дрожит: из ушей полымя пышет, из ноздрей дым столбом. Седлай порты, надевай коня! Найди пегого коня, да чтоб был весь одной масти! Ехал не конем, погонял не кнутом, жег не палку, угодил не в галку; сварил, не отеребил? на лучину рыбачить. На избном коньке пестра подушка лежит? звёзды. Конь скакун, скаковой, для скачки, легкий и скорый на скаку; беговой, у которого сильная побежка, рысь или иноходь, рысак и иноходец; конь шагистый, с крупным шагом; конь с ходою, у которого шаг частый, близкой к рыси. Конь водный, болотный, животное гипопотам. Конь морской, сивуч, род тюленя с гривою, Рhoca jubatа. Конь-камень, тул. и др. стоящий от природы или на могиле, кургане камень на ребро, стоймя; под конем, по поверью клад; камень по ночам, обращаясь в коня, скачет тяжким топотом по полям и ржет.

В словаре Ожегова

КОНЬ, -я, мн. кони, коней, м. 1. То же, что лошадь (преимущ. о самце). Боевой к. По коням! (кавалерийская команда; также перен.: призыв, распоряжение всем присутствующим ехать, отправляться; разг.). На коне (также перен.: чувствует себя победителем, уверен в себе). К.-огонь (о горячем и быстром коне). С чужого коня среди грязи долой (посл.). К. о четырех ногах, да спотыкается (поел. о том, что ошибаться может каждый). Погоняй коня не кнутом, а овсом (посл.). Не в коня корм (о том, что не идет на пользу кому-н.; прост.). К. не валялся у кого-н. (ничего еще не начато, не готово; разг.; Пора начинать, а у них еще и к. не валялся.). 2. В шахматах: фигура, изображающая конскую голову на высоко изогнутой шее. Ход конем (также перен.: о смелом, решительном действии). 3. Гимнастический снаряд для маховых упражнений и опорных прыжков - обитый мягким материалом длинный брус на ножках. Уп-ражнения на коне. * Коней на переправе не меняют - в решающий для дела момент не меняют ни планы, ни людей. || уменьш. конек, -нька, м. (к 1 знач.), коник, -а, м. (к 1 знач.) и уменьш.-унич. коняшка, -и, м. (к 1 знач.). || прил. конный, -ая, -ое (к 1 знач.), конский, -ая, -ое (к 1 знач.) и коневый, -ая, -ое (к 1 знач.). Конный завод. Конный спорт (разные виды спортивной верховой езды). Конский волос. Коневая юфть.

В словаре Фасмера Макса

род. п. -я́, укр. кiнь, род. п. коня́, блр. конь, ст.-слав. конь ἵππος, болг. ко́нят, сербохорв. ко̏њ, род. п. ко̀ња, словен. kònj, род. п. kónja, чеш. kůň, род. п. koně, слвц. kôň, польск. koń, в.-луж. kóń. Из *komnь от древнего *kobnь; ср. кобы́ла, комонь (см.); ср. Богач, LF 33, 106 и сл.; Фасмер, ZfslPh 9, 141 и сл.; иначе Бернекер 1, 561 и сл. Рискованны сравнения Лёвенталя (KZ 47, 146) с греч. κημός "намордник", нем. hemmen "тормозить, сдерживать", лит. kãmanos мн. "кожаная узда".
••
(Мошинский ("Zasiąg", стр. 235) объясняет konь из *kорnь : *skорnь: skopiti, т. е. первонач. "кастрированный жеребец". Иначе см. Трубачев, Слав. названия дом. животных, стр. 47 и сл. – Т.)

В словаре Д.Н. Ушакова

КОНЬ, коня, мн. кони, коней и (·обл.) коней, ·муж.
1. То же, что лошадь (·торж., ·поэт., воен. и ·обл. ). Герой изображен верхом на коне. Седлать коней. «Ретив и смирен верный конь.» Пушкин. «Лай собак да коней ржанье.» Пушкин. «На санях, на конях гости въехали.» А.Кольцов.
2. Детская игрушка, изображающая лошадь.
3. Шахматная фигура с изображением конской головы. Ход коня.
• Не в коня корм кому (·разг.) - о чем-нибудь таком, чего кто-нибудь не в состоянии оценить, понять. На конь ( воен. ) - кавалерийская команда для посадки на лошадей.

В словаре Синонимов

коник, саврас, гиппокамп, гиппогриф, буцефал, девушка, сивка-бурка, шкапа, борзый конь, коняга, кляча, битюк, росинант, лошаденка, чудо-конь, сивка-бурка вещая каурка, орловец, автомобиль, коняка, коняшка, сивко, битюг, конек, пегас, иноходец, коньяк, лошадь, конина, жеребец, савраска, сивка, скакун

В словаре Энциклопедии

гимнастический снаряд для маховых упражнений и прыжков. Корпус длиной 160 см, шириной 35 см на выдвижных ножках (высота 110-135 см), со съемными ручками посредине.---Федор Савельевич , русский зодчий 2-й пол. 16 в. Строитель стен и башен Белого города в Москве (1585-93) и мощных крепостных стен Смоленска (1595-1602).

В словаре Синонимов 2

В словаре Синонимов 3

В словаре Синонимы 4

битюг, битюк, буцефал, гиппогриф, гиппокамп, жеребец, иноходец, конек, коник, коняга, коняка, коняшка, лошадь, орловец, пегас, скакун, снаряд, фигура, чудо-конь

ЛитЛайф

Книга "Пословицы и поговорки русского народа"

Оглавление

Читать

Помогите нам сделать Литлайф лучше

  • «
  • 1
  • .
  • Перейти

Владимир Иванович Даль

Пословицы и поговорки русского народа

«Будет ли, не будет ли когда напечатан сборник этот, с которым собиратель пестовался век свой, но, расставаясь с ним, как бы с делом конченым, не хочется покинуть его без напутного словечка».

Вступление это написалось в 1853 году, когда окончена была разборка пословиц; пусть же оно остается и ныне, когда судьба сборника решилась и он напечатан.

По заведенному порядку, следовало бы пуститься в розыск: что такое пословица; откуда она взялась и к чему пригодна; когда и какие издания пословиц у нас выходили; каковы они; какими источниками пользовался нынешний собиратель. Ученые ссылки могли бы подкрасить дело, потому что, кажется, уже Аристотель дал определение пословицы.

Но всего этого здесь найдется разве только весьма понемногу.

Ученые определения ныне мало в ходу, век школярства прошел, хотя мы все еще не можем стряхнуть с себя лохмотьев степенной хламиды его.

Времена, когда объясняли во введении пользу науки или знания, коему книга посвящалась, также миновали; ныне верят тому, что всякий добросовестный труд полезен и что пользе этой россказнями не подспоришь.

Ученые розыски, старина, сравнения с другими славянскими наречиями – все это не по силам собирателю.

Разбор и оценка других изданий должны бы кончиться прямым или косвенным скромным признанием, что наше всех лучше.

Источниками же или запасом для сборника служили: два или три печатных сборника прошлого века, собрания Княжевича, Снегирева, рукописные листки и тетрадки, сообщенные с разных сторон, и – главнейше – живой русский язык, а более речь народа.

Ни в какую старину я не вдавался, древних рукописей не разбирал, а вошедшая в этот сборник старина попадала туда из печатных же сборников. Одну только старую рукопись я просматривал и взял из нее то, что могло бы и ныне идти за пословицу или поговорку; эта рукопись была подарена мне гр. Дм. Ник. Толстым, мною отдана М.П. Погодину, а оттуда она целиком напечатана, в виде прибавления, при сборнике пословиц И.М. Снегирева.

При сем случае я должен сказать душевное спасибо всем доброхотным дателям, помощникам и пособникам; называть никого не смею, боясь, по запамятованию, слишком многих пропустить, но не могу не назвать с признательностью гр. Дм. Ник. Толстого, И.П. Сахарова и И.М. Снегирева.

Когда сборник последнего вышел, то мой был уже отчасти подобран: я сличил его издание со сборником Княжевича и попользовался тем, чего не было там и не нашлось у меня и что притом, по крайнему разумению моему, можно и должно было принять.

В собрании Княжевича (1822 г.) всего 5300 (с десятками) пословиц; к ним прибавлено И.М. Снегиревым до 4000; из всего этого числа мною устранено вовсе или не принято в том виде, как они напечатаны, до 3500; вообще же из книг или печати взято мною едва ли более 6000, или около пятой доли моего сборника. Остальные взяты из частных записок и собраны по наслуху, в устной беседе.

Не поняв пословицы, как это нередко случается, считаешь ее бессмыслицею, полагаешь, что она придумана кем-либо для шуток или искажена неисправимо, и не решаешься принять ее; ан дело право, только смотри прямо. После нескольких подобных случаев или открытий поневоле оробеешь, подумаешь: «Кто дал тебе право выбирать и браковать? Где предел этой разборчивости? Ведь ты набираешь не цветник, а сборник» и начинаешь опять собирать и размещать все сподряд; пусть будет лишнее, пусть рассудят и разберут другие; но тогда вдруг натыкаешься на строчки вроде следующих:

Все известно, что лукавые живут лестно.

В суетах прошла година, завсегда была кручина.

Где любовь нелицемерная, там надежда верная.

Роскошные и скупые меры довольства не знают.

Гулял млад вниз по Волге, да набрел смерть близ невдалече.

Прежде смерти не должно умирать и пр. и пр.

Что прикажете делать с подобными изречениями кондитерской премудрости двадцатых годов? Выкинуть; но их-то и нашлось под другую тысячу, да столько же сомнительных, с коими не знаешь, как и быть, чтобы не обвинили в произволе. Посему-то, по затруднительности такой браковки, а частию и просмотром, – всякого греха не упасешься – и в этот сборник вошло много пустых, искаженных и сомнительных пословиц.

Относительно приличия при браковке пословиц я держался правила: все, что можно читать вслух в обществе, не извращенном чопорностию, ни излишнею догадливостью, а потому и обидчивостию, – все это принимать в свой сборник. Чистому все чисто. Самое кощунство, если бы оно где и встретилось в народных поговорках, не должно пугать нас: мы собираем и читаем пословицы не для одной только забавы и не как наставления нравственные, а для изучения и розыска; посему мы и хотим знать все, что есть. Заметим, впрочем, что резкость или яркость и прямота выражений, в образах для нас непривычных, не всегда заключают в себе видимое нами в этом неприличие. Если мужик скажет: «Что тому богу молиться, который не милует»; или «Просил святого: пришло до слова просить клятого», – то в этом нет кощунства, потому что здесь богами и святыми, для усиления понятия, названы люди, поставленные ради святой, божеской правды, но творящие противное, заставляя обиженного и угнетенного искать защиты также путем неправды и подкупа. Самая пословица, поражая нас сближением таких противоположностей, олицетворяет только крайность и невыносимость извращенного состояния, породившего подобное изречение.

Что за пословицами и поговорками надо идти в народ, в этом никто спорить не станет; в образованном и просвещенном обществе пословицы нет; попадаются слабые, искалеченные отголоски их, переложенные на наши нравы или испошленные нерусским языком, да плохие переводы с чужих языков. Готовых пословиц высшее общество не принимает, потому что это картины чуждого ему быта, да и не его язык; а своих не слагает, может быть из вежливости и светского приличия: пословица колет не в бровь, а прямо в глаз. И кто же станет поминать в хорошем обществе борону, соху, ступу, лапти, а тем паче рубаху и подоплеку? А если заменить все выражения эти речениями нашего быта, то как-то не выходит пословицы, а сочиняется пошлость, в которой намек весь выходит наружу.

Как достояние общенародное, как всемирный гражданин, просвещение и образованность проходят путь свой на глаз, с уровнем в руках, срывая кочки и бугры, заравнивая ямки и выбоины, и приводят все под одно полотно. У нас же, более чем где-нибудь, просвещение – такое, какое есть, – сделалось гонителем всего родного и народного. Как, в недавнее время еще, первым признаком притязания на просвещение было бритие бороды, так вообще избегалась и прямая русская речь и все, что к ней относится. Со времен Ломоносова, с первой растяжки и натяжки языка нашего по римской и германской колодке, продолжают труд этот с насилием и все более удаляются от истинного духа языка. Только в самое последнее время стали догадываться, что нас леший обошел, что мы кружим и плутаем, сбившись с пути, а зайдем неведомо куда. С одной стороны, ревнители готового чужого, не считая нужным изучить сперва свое, насильственно переносили к нам все в том виде, в каком оно попадалось и на чужой почве, где оно было выстрадано и выработано, тогда как тут могло приняться только заплатами и лоском; с другой – бездарность опошлила то, что, усердствуя, старалась внести из родного быта в перчаточное сословие. С одну сторону черемиса, а с другую берегися. Как бы то ни было, но из всего этого следует, что если не собрать и не сберечь народных пословиц вовремя, то они, вытесняемые уровнем безличности и бесцветности, стрижкою под гребенку, то есть общенародным просвещением, изникнут, как родники в засуху.

Читайте также: